Лакшми Миттал внедряет Anti Fraud Policy


Arcelor Mittal внедряет корпоративную новинку. Для красоты ее таинственно окрестили Anti Fraud Policy, однако в отечественной культурно-исторической традиции она имеет гораздо более понятное и емкое название — доносительство.

Возможно, во всем виноваты советские инженеры-шестидесятники, строившие где-нибудь в окрестностях Варанаси доменные печи для братского народа Индии. Они-то и рассказали еще босоногому мальчику Лакшми модный тогда диссидентский анекдот о том, что стук распространяется быстрее, чем звук. Ну, рассказали и забыли. А Лакшми вырос да не забыл. Напротив, добравшись до родины тех самых инженеров, он решил сделать анекдот реальностью и внедрить на криворожском металлургическом комбинате эту самую систему тотального “стука”. Вот вам и “Хинди руси бхай-бхай”, что в вольном переводе означает “Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется”. Ну да ладно, шутки — шутками, но факт есть факт. А еще есть официальный документ за августейшей подписью Лакшми Миттала, которым до работников всех подконтрольных ему предприятий доносится высочайшее распоряжение: “Всем стучать!”.

В дословном переводе Anti Fraud Policy означает “антимошенническая политика”. Не очень красиво, зато предельно понятно. Из документа следует, что “борьба с мошенничеством является одним из приоритетов группы Arcelor Mittal”. А чтобы те, кого касается это распоряжение, не путались в терминах, его авторы приводят собственное понимание слова “мошенничество”. Несколько, правда, отличное от его трактовки в уголовном кодексе. Согласно документу, “мошенничество” есть намеренное введение в заблуждение, незаконное присвоение ресурсов или манипулирование данными в пользу или во вред определенному физическому или юридическому лицу, включая любое коррупционное действие. Да, рядом с общекорпоративным распоряжением за подписью Лакшми Миттала опубликовано и распоряжение гендиректора ОАО “Arcelor Mittal Кривой Рог” Жана Жуэ. Так вот в нем термин “мошенничество” имеет гораздо более конкретное значение. Читаем: “Под мошенническими действиями понимаются действия, направленные против интересов компании”. Уловили разницу?

Данная политика касается всех без исключения работников предприятия, а также подрядчиков, консультантов — каждого, кто временно или постоянно входит в орбиту влияния предприятия или вообще имеет к нему хоть какое-нибудь отношение. Не составляет исключения — если верить этому почтенному акту — и топ-менеджмент “Arcelor Mittal Кривой Рог”.

Автора особенно впечатляет безапелляционный императивный тон документа. А именно: “Все работники информируют о своих подозрениях или предоставляют полученные от других лиц сведения о возможных мошенничествах или коррупционных действиях, совершенных должностным лицом, работником предприятия или другим лицами, имеющими какое-либо отношение к Arcelor Mittal”. Обратите внимание: работников не просят информировать, не призывают и не предлагают — они информируют. Другими словами, доносительство изначально предполагается как обязанность. Хорошо хоть прямо не написали: “Информировать высочайше повелевает”.

Отправлять свои подозрения и обличения можно по указанному здесь же электронному адресу в отдел внутреннего аудита. Воскресив в памяти сталинские аналогии, для эффектности назовем его местным НКВД. Именно аудиторы, эти бойцы невидимого фронта с жарким сердцем и холодной головой, будут реагировать на каждый поступивший сигнал. В лучших традициях 1937 года автор доноса может сохранить свое инкогнито: неподписанные сообщения также будут рассматриваться, а факты, в них изложенные — расследоваться. При этом работники службы расследований внутреннего аудита наделяются неограниченными полномочиями: они имеют беспрепятственный доступ ко всем документам компании и на все объекты, независимо от того, являются они собственностью компании или... арендованы! Также “контрразведчики” имеют право проверять и копировать документы, которые хранятся в папках и на рабочих столах работников предприятия. При проведении расследований ни должность подозреваемых лиц, ни история их отношений с компанией учитываться не будут. В общем, если что — бей, не жалей Чапая!..

Несмотря на очевидную полемичность данного распоряжения, есть в нем, однако, и пункт, отнюдь не лишенный смысла, поскольку в нем авторы проявили формальную заботу не только о материальном благоденствии собственника-миллиардера, но и об интересах рабочих. В частности, последние могут сообщать не только о воровстве с предприятия дорогостоящих ферросплавов или обильного витаминами кваса, но также о “нарушениях, притеснениях или оскорблениях” со стороны начальства. Вот только сомнение закралось, что жалобы рабочих на несправедливость руководства возымеют сколько-нибудь ощутимые результаты.

Так что же на самом деле, не считая диссидентского анекдота, натолкнуло Лакшми Миттала на мысль о необходимости проводить эту самую “антимошенническую политику”? Похоже, не все спокойно в его империи, есть, значит, злоупотребления и нарушения со стороны представителей администраций его предприятий. Видимо, Anti Fraud Policy и направлена на борьбу с хищениями капиталистической собственности среди тех людей, чье положение позволяет им, как говорят на комбинате, красть вагонами.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: