Кидалово по-измаильски: рассказывает предприниматель Сергей Соловьев

Урожай для пришельцев, вооруженных личными связями с власть имущими, вынуждены безвозмездно кредитовать частные предприниматели. В частности, измаильский предприниматель Сергей Соловьев.

Разборки в поле

Кредитование сельхозпредприятий частными фирмами не ново. Данной предпринимательской деятельностью многих бизнесменов подвинули заняться проблемы, возникшие в сельском хозяйстве не год и не два назад. Это — дефицит государственного финансирования, нюансы запущенности земель (необработанные хоть один сезон, впоследствии с трудом поддаются восстановлению) и прочее. В общем, предприниматели, шагающие в ногу со временем, заключают договоры подряда с сельчанами, согласно которым последние выващивают на своих полях различные сельхозкультуры под заказ бизнесменов, которые берут на себя все материальные затраты. Это — техника, горюче-смазочные материалы, закупка семян и удобрений, зарплата и т. д. Казалось бы, всем выгодно: земля не пустует, крестьяне зарабатывают, бизнесмены получают товар, потребители — продукты...

О своей беде поведал (и приложил 3 увесистые папки с документами) депутат Измаильского горсовета (Одесская область), генеральный директор ЧП «Производственно-коммерческая фирма «Тайгер» Сергей Соловьев:

На кредитовании сельского хозяйства мы специализируемся с 1995-го. Понятно, что любой бизнес сопряжен с определенным риском, но человеческий беспредел, который нынче творится в Одесском регионе, по своей губительной силе превосходит любой град и ураган.
Так, 9 августа 2004 года я как частный предприниматель заключил договор подряда N ТПС-01 с сельскохозяйственным производственным кооперативом (СПК) «Свитанок» (село Главаны, Арцизского района Одесской области), в лице его председателя Анатолия Балабана, на выращивание рапса, пшеницы, подсолнечника и ячменя. Расходы СПК в сумме 794 тыс. 296 гривен, предусмотренные названным документом, я оплатил.
К слову, это предприятие задолжало мне по договорам предыдущих лет, но, чтобы возместить затраты и получить хоть какую-то прибыль, нужно вкладывать деньги. И, вроде бы, все шло нормально: предоставил семена, обеспечил обработку посевов от сорняков и вредителей... Увеличивающийся долг СПК не погашался, и я обратился в Хозяйственный суд Одесской области, дабы обеспечить исполнение договоров. 25 апреля 2005 года в суде было заключено мировое соглашение между мною и А. Балабаном. Думаете, вопрос решен? Не тут-то было! Пришло лето: пора убирать рапс. Прибыли на поле, а урожай уже убирает... другая фирма — МЧП «Сириус» (г. Измаил, Одесской области), которое, как выяснилось потом, возглавляет Сергей Николаевич Михеев. (Позднее «всплыл» договор между «Свитанком» и «Сириусом» о посеве рапса, датированный 14 августа 2004-го. Напомню, договор с нами заключен ранее - 9 августа!).

Сергей Соловьев обратился в правоохранительные органы, и по факту хищения рапса было возбуждено уголовное дело N 01200500111 — по признакам преступления, предусмотренного ч.5 ст. 191 УК Украины. В материалах расследования имеется постановление следователя СУ УМВД Украины от 18 июля 2005 года в Одесской области «О наложении ареста на имущество». В документе сказано: «...в период с 29.06.2005 по 04.07.2005 г. директором МЧП «Сириус» Михеевым С. Н. по договоренности с директором СПК «Свитанок» Балабаном А. Д. урожай рапса с поля N3 землепользования СПК «Свитанок» в Арцизском районе, Одесской области убран и вывезен автомобилями.... При этом директор СПК «Свитанок» Балабан А. Д. составил акт приема-передачи урожая рапса с поля N 3 в количестве 108980 кг МЧП «Сириус», завладев таким образом путем злоупотребления служебным положением чужим имуществом».

Сергей Соловьев поясняет:

«Захватчики» чужого урожая завезли его на ООО «Кулевчанский комбинат хлебопродуктов», что в Саратском районе Одесской области. Тогда в целях обеспечения возможного гражданского иска было арестовано 240 тонн рапса, а потом... Потом начались «странные» звонки. Давление из Киева. Начали приезжать некоторые депутаты Верховной Рады... Расследование по рапсу практически остановилось. А 10 июля, опять-таки без согласования со мной, Балабан начал уборку пшеницы, урожай которой, согласно договору подряда, принадлежит мне. По факту грабежа урожая пшеницы обратился с заявлением к прокурору Арцизского района, а также в Арцизский РО УМВД. Работники ГСБЭП составили соответствующий протокол, приостановили уборку, но на следующий день грабеж возобновился...

Из жалобы, которую Сергей Соловьев отправил в прокуратуру Одесской области (Исх. N 42-05, от 19 июля 2005 года):«... обратился к прокурору Арцизского района Реу Г. В.... На мой вопрос, когда будут предприняты меры по соблюдению законности, прокурор заявил, что Балабан А. Д. в одностороннем порядке расторгает со мной договор подряда и больше в моих услугах не нуждается... В результате преступных действий А. Д. Балабана похищено более 1000 тонн зерна пшеницы на сумму более 650 тысяч гривен». В ответ — тишина.

Отчаявшись добиться справедливости в Одесской области, Сергей Соловьев обратился с заявлением к премьер-министру Юлии Тимошенко, Министру внутренних дел Юрию Луценко, Генеральному прокурору Святославу Пискуну, председателю комитета ВР Украины по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией Владимиру Стретовичу: «При обыске у Балабана А. Д. обнаружено незарегистрированное оружие и боеприпасы, а при изъятии документов в ЧП «Сириус» 22.07.05 г. Михеев С. Н. оказал сопротивление сотрудникам милиции, ударил сотрудника «Сокола» и понятого, угрожал сотрудникам милиции и понятым физической расправой. Заверял, что его «крыша» в структурах власти начинает акцию против СПД Соловьев и всех, кто ведет уголовное дело... В настоящее время (с 27.07.05 г.) работа по уголовному делу приостановлена начальником УМВД в Одесской области Вершняком М. П., ссылавшимся на соответствующее указание депутата Верховной Рады Разводовского. Похоже, что Михеев С. Н., разъезжающий на автомобиле марки «Land Cruier» с госномером 0-169 ВР, оказался прав...»

Деревенский детектив

- Случившееся со мной в нынешнем году, не первый случай кидалово, — продолжает Сергей Соловьев. - В 2003 году я подписал аналогичный договор подряда с сельскохозяйственным кооперативом им. Татарбунарского восстания (Татарбунарский район, Одесской области) на выращивание пшеницы, ячменя, подсолнечника. Начали работать. Проплатил все суммы, предусмотренные договором, - эквивалент порядка 100 тысяч долларов. Все посевы и урожай, разумеется, являлись моей собственностью. Помимо предусмотренных выплат, часть урожая безвозмездно должен был передать СПК.
Шла нормальная работа, но 21 января 2004-го Хозяйственный суд Одесской области по требованию одной из киевских фирм возбудил дело о банкротстве этого СПК. И судья сразу же объявил мораторий на все имущество сельхозкооператива. Узнав об этом в феврале, я сразу же написал письма арбитражному управляющему и в СПК: не вносите в опись мое имущество - посевы.

Но вдруг на «арене» появился не имеющий никакого отношения к кооперативу Валерий Иванович Прусаков — председатель правления СОАО «Украина», что в селе Дивизия, Татарбунарского района. Подняв бучу среди народа, он добился увольнения председателя СПК им. Татарбунарского восстания Виктора Семеновича Назаренко и «назначил» председателем Вячеслава Владимировича Писларя, который даже не является членом кооператива. (Что в корне противоречит Уставу СПК!) В данной связи любопытна определенная нестыковка в датах различных документов. Так, исходя из выписки собрания правления СПК, Писларь был избран руководителем кооператива вместо Назаренко 10 марта 2004 года. Однако в другом документе (акте приема-передачи земельного участка от 3 марта 2004-го) уже фигурирует подпись Писларя как председателя правления СПК им. Татарбунарского восстания! Поясню, в течение двух суток - 3,4 марта (о чем свидетельствуют акты приема-передачи) - были похищены все посевы, принадлежащие СПК и «Тайгер». Думается, нет необходимости пояснять, что в данной ситуации пострадали и сами пайщики?

...В общем, несмотря на мораторий, Прусаков при содействии арбитражного управляющего Аймедова начал работать на полях, засеянных моими посевами.

Через пару месяцев выяснилось, что Прусаков всем рассказывает, мол, купил уже посевы у собственника, то есть, у меня! А мне поведал сказку, что приобрел их у пайщиков. Можно долго живописать перипетии: неоднократные письменные обращения и беседы, проходившие в различной тональности, с Писларем, Прусаковым, Калашником, сотрудниками правоохранительных органов, перечислять обращения в управление земельных ресурсов, прокуратуру, милицию и прочие инстанции. Одним словом, путем махинаций все имущество СПК ушло Прусакову, который признался мне, что на самом деле ничего не решает. «Что мне говорят, то я и делаю», - сказал он. «С кем же мне говорить?», - спрашиваю. «Пожалуйста, с Василием Ивановичем Калашником — председателем наблюдательного совета ОАО «Свгганок», - отвечает.
Дальше события развивались как в киношном детективе. На полях, засеянных моими семенами, комбайны Прусакова начали уборку ячменя. Я написал заявление в районную милицию, которая, приехав на место, приостановила уборку, все зафиксировала, составила протокол. Буквально через час мне сообщили, что прокурор Татарбунарского района отказался вмешаться, а на словах просил передать Прусакову, чтобы тот продолжал уборку.

Отправился на прием к тогдашнему прокурору Одесской области Михаилу Гаврилюку. Он, ознакомившись с документацией, признал мою правоту. Рекомендовал нанять охрану и убрать урожай. Так и сделал. Господи, что тогда началось! Прусаков привел своих людей из села Дивизия (представив их жителями Татарбунар), которые окружили поля, не давая заехать моим комбайнам. Охрана начала затворами щелкать... Приехал Татарбунарский прокурор, тогдашний председатель райгосадминистрации и начальник местной милиции. Говорят, мол, не доводите дело до крайности. Я им: «Это - мое, моя охрана, хочу убрать урожай. А вы, как представители власти, порядок, пожалуйста, обеспечьте». Но со мной даже не разговаривали.
Через некоторое время появилось определение Татарбунарского суда о том, что посевы арестованы и переданы в собственность Прусакову. Любопытно, что это определение принято в то время, когда суд не работал, в связи с полугодовым отчетом.
Куда я только ни обращался: Одесса, Киев, разные ведомства и комитеты. Результатов - ноль! К тому же, в личных беседах Василий Калашник и другие заинтересованные лица неоднократно говорили мне, что их «правоту» отстаивает тогдашний губернатор Сергей Гриневецкий. Пробился к нему на прием. Сергей Рафаилович - за телефонную трубку: разберитесь, мол, и... все заглохло...
Так я дважды столкнулся с одними и теми же людьми, которые замыкаются на «Свгганке». Объединяет их еще одно звено - адвокат Алла Синенко (бывший следователь прокуратуры Татарбунарского района), которая представляет интересы Виктора Прусакова, Анатолия Балабана и Сергея Михеева. Супруг Аллы Петровны — следователь прокуратуры Татарбунарского района.
За минувший и нынешний годы у меня отобрали урожай на сумму более 3,5 миллиона гривен. Аналогичных историй, случившихся с другими предпринимателями, масса...

Вы ли, батенька, банкрот?

Несколько лет мы вполне нормально работали, - рассказал бывший председатель СПК им. Татарбунарского восстания Виктор Назаренко, который возглавлял данное предприятие с 2000 года. - В 2003-м мы, как все хозяйства юга Одесского региона, попали под заморозки. Посевы пропали. В период уборки шли ливневые дожди, град. Пропал практически весь урожай, в результате чего мы не смогли рассчитаться с пайщиками по зарплате... Очевидно, кто-то решил воспользоваться этим критическим моментом.
Одесская фирма «Свитанок» через киевскую организацию «Торговый дом «Нашня» подала заявление о нашем банкротстве. Задолженность была смешной — 91 тыс. гривен. Никто из кредиторов (например, крупные - «Альбинос» и «Тайгер») банкротство не поддерживали.
Из отзыва на заявление о признании банкротством, направленного В.Назаренко в Хозяйственный суд Одесской области: «...формальным основанием для возбуждения дела о банкротстве послужило неисполнение принудительно исполнительной службой Татарбунарского районного управления юстиции требования ООО «Торговый дом «Наання». Следует отметить, что, несмотря на долги, образовавшиеся в результате неурожая 2003 года, при среднем урожае в 2004 году практически все долговые обязательства могут быть погашены. СПК им. Татарбунарского восстания владеет в совокупности активами на сумму около 12 млн. грн. Кроме того, обращаем ваше внимание, что у СПК им. Татарбунарского восстания находится на ответственном хранении собственность ЧП «ПКФ Тайгер» в виде всех посевов пшеницы, ячменя...»
- При помощи главы Татарбунарской райгосадминистрации Дмитрия Ивановича Мокасия было проведено собрание пайщиков, на котором меня и моего первого зама отстранили от исполнения обязанностей, — продолжает Виктор Назаренко. — Хотя, согласно уставу, у нас учредителями являются 11 человек, которые на собрании не присутствовали. На имя прокурора Татарбунарского района Дмитрия Ивановича Цоева написал жалобу, которая осталась без должного внимания. Несмотря на мораторий об отчуждении имущества СПК, наложенный Хозяйственным судом Одесской области, его (имущество) начали продавать. Пока шли разбирательства, печать СПК была сдана на хранение в милицию. Как она попала к Писларю, не знаю... Посевы на площади 1315 га на 3,5—3,8 миллиона гривен присвоены Прусаковым. Мы обращались в областное управление сельского хозяйства, прокуратуру, к губернатору Сергею Гриневецкому. Все делали отписки. Некоторые пайщики, объединившись, обратились в Татарбунарский районный суд о признании права собственности...

Что интересно, юридически СПК им. Татарбунарского восстания существует, фактически его нет - разграблено.Кредиторы неоднократно писали на имя председателя Хозяйственного суда Одесской области, требуя заменить арбитражного управляющего Аймедова, привлечь его к уголовной ответственности за разбазаривание средств предприятия, а также — Прусакова, который работает в связке с арбитражным управляющим. Ведь за это время основное количество имущества под видом паевого фонда было отдано именно ему, возглавляющему СОАО «Украина» — подразделение «Свитанка» (не пугать с СПК «Свитанок!»), в структуру которого, в свою очередь, входит «Торговый дом «Насиння». Об этом заявлял сам Прусаков....

Тогда сельчане купились на обещания Писларя о сладкой жизни, поверили Василию Калашнику, лично приехавшему в Татарбунары... Писларь же в течение месяца уволил практически всех работников СПК: из 380 человек осталось чуть больше 20! Нынче учредители опомнились: подтвердили мои полномочия, как председателя, и просят аннулировать сделки, проведенные Писларем, требуют вернуть печать мне. С этим написали заявление в районный отдел внутренних дел - там все сразу «разбежались». Аналогичное заявление направили новому председателю районной администрации Наталье Кожухаренко. В ответ - молчание.

Даже Ющенко не поможет?

- Мы кредитовали СПК им. Татарбунарского восстания, - рассказал руководитель ЧП «Альбинос» Игорь Гульченко. - Под пшеницу... Выполняли работы по посеву, давали горючее. В 2004 году потеряли более миллиона гривен: Прусаков выставил охрану, загнал свои комбайны - убрал весь урожай, засеянный при помощи кредиторов.

-10 лет, до июня 2004-го, я работал начальником охраны СПК им. Татарбунарского восстания, - констатирует Олег Школьный. — Когда началось дело о банкротстве, пришел благодетель Прусаков, который многое обещал. Приглашал к себе начальником охраны, но я отказался... Являюсь кредитором (физическим лицом): сумма моего «вклада» составляла 15 тысяч гривен. Дабы ее вернуть, пришлось обратиться в суд.
Мы - 4 кредитора - обратились в Хозяйственный суд Одесской области с требованием истребовать материалы незаконного отчуждения имущества СПК, которое предназначено для погашения долгов кредиторов: всего 415 единиц на 641 тыс. 547 гривен. Наши основные требования: отстранить от занимаемой должности Вячеслава Писларя, распорядителя имущества СПК Владимира Аймедова, а материалы по незаконному и преступному ведению процедуры банкротства по СПК передать в органы прокуратуры...
Мы также обратились к Президенту Украины, премьер-министру, в Комитет ВР по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией, Генеральному прокурору, Высший Совет юстиции с просьбой создать специальную комиссию для проверки изложенных выше фактов. Пока наши обращения спускались на местный уровень - тем, действия кого мы обжалуем, но надеемся, что справедливость восторжествует.
- Я, и еще группа пайщиков СПК им. Татарбунарского восстания, от имени которых говорю, получили госакты на земельную частную собственность, - рассказала Анна Бурлака, одна из пайщиц названного СПК. - Но сейчас это - только на бумаге. Прусаков, взяв землю в аренду, забрал наши виноградники. Выгоняет людей с участков.
На виноградники Прусаков нас не пускает работать, договор с нами не заключает. Предлагает копейки за то, чтобы мы шли к нему наниматься на работу! На свою же землю! Я ходила к прокурору Татарбунарского района Цоеву (на днях его перевели работать в Болград). «Вам даже Ющенко не поможет», - сказал он в ответ на мои жалобы.
К слову, Анна Григорьевна узнала свою подпись под пресловутым актом приема-передачи земельного участка от 3 марта 2004 года, о котором говорил С. Соловьев. «Подпись-то узнала, но дата сомнительна. Писларь собирал нас в начале июля», - вздыхает она.

И еще... 150 подписей

Оказалось, пострадали сельчане и других населенных пунктов Одесской области.
Вот выдержка из обращения жителей села Дивизия Татарбунарского района к начальнику Одесского территориального управления ДКЦ ПФР Ровенскому Юрию Александровичу. «...12 августа 1997 года из КСП «Украина» хозяйство преобразовалось в СОАО «Украина», которое возглавляет Прусаков Валерий Иванович.... В июле 1997 мы заключили договора с СОАО «Украина» на сдачу земли в аренду до 2000 года, а получилось, что мы стали акционерами... В июне 2000 года мы подали исковое заявление в Татарбунарский райсуд на выделение нам имущественного пая, но после двухлетних судебных заседаний было вынесено решение о выдаче нам акций. Мы неоднократно обращались к Прусакову В. И. о выдаче или выкупе акций, но до сих пор никакого результата...». Всего - 151 подпись.
Аналогичные заявления сейчас пишут многие жители Татарбунарского района: в прокуратуру, политические партии, средства массовой информации.
История, аналогичная той, что была с Назаренко, приключилась с Иваном Дойловским - бывшим председателем СПК «Заря» (Ренийский район, Одесской области), жителем села Нагорное, Ренийского района. Извините, Иван Пантелеевич, сейчас попросту нет технических возможностей рассказать о вашей проблеме. Надеемся, скоро вернуться к этой теме.
Аналогичный «детектив» был опубликован в недавнем номере одной из одесских газет, экземпляр которой нам привезли местные жители. Статья, в которой описывается, как в... Татарбунарском районе урожай убрали «чужие комбайны», называется «Набег» на урожай».
Создается впечатление, что в Одесском регионе действует отлаженная система по присвоению чужого урожая. Так ли это? «Именно так, - сказал источник информации в правоохранительных органах, пожелавший остаться неизвестным. — Там экономическая преступность давно преступила все допустимые пределы и слилась с криминалитетом. Определенные лица разъезжают на автомобилях, принадлежащих народным депутатам, ничуть не стесняясь. Ничуть не страшась правосудия, привлечения к уголовной ответственности, злоумышленники запросто могут, скажем, швырнуть человека в багажник автомобиля, дабы вывезти в укромное место и запугать, избить, даже убить. Больше ничего не скажу. Не уполномочен...».
Вспомнилось, что сказал Сергей Соловьев: «Мне (моей семье), другим потерпевшим от урожайных махинаций неоднократно угрожали физической расправой... Раньше было обидно и больно, а теперь стало еще больнее. Я так надеялся на приход к власти честных людей, но, похоже, все осталось по-прежнему. Во всяком случае, в Одесской области - в частности, в правоохранительных органах».

Владимир Глубченко

74 views